$wpsc_save_headers = 0; $cached_direct_pages = array( ); $wp_cache_home_path = '/'; $wpsc_save_headers = 0; $cached_direct_pages = array( ); $wp_cache_home_path = '/'; Гибель замполита | ПАМЯТЬ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

Гибель замполита

statya23-2Кадыгриб А.М.   Глава 6. Первый рейд. (отрывок из главы)

……*** Численность 7 роты, которая в настоящий момент находилась в «зеленке», вместе с нашим взводом, не превышала 50 бойцов. Атаковать с таким количеством людей банду неизвестного состава хорошо подготовленных душманов, не зная их расположения и вооружения, было не только бессмысленно, но и самоубийственно.

Правда, недалеко находилась 9 рота, но ее задачу мы не знали.

По цепочке передали приказ взводного отходить через пролом в дувале, который находился рядом со мной. Пули высекали фонтанчики глины на стенке, время от времени попадали пролом. Такая перспектива не обрадовала, особенно меня, я должен был первым прыгать. В жизни, по-видимому, так не нырял: из положения, лежа мгновенно перемахнул метровой высоты препятствие. Пока выполнял свой «фантастический» перелет над проломом, товарищи прикрывали шквальным огнем. За глиняной стеной впервые за день ощутил себя в безопасности. С наслаждением посылал «духам» магазин за магазином, пока выходили остальные бойцы взвода.

Отстреливаясь, взвод отходил к насыпи бетонки. Виноградниками перебегали, пригибаясь, где-то ползли по-пластунски или пятились на карачках, обстрел не прекращался. Только Сергей, которому, по-видимому, все в мире стало безразличным, словно маятник, колеблясь относительно бронежилета (рюкзак у него забрали), со стиснутыми зубами, плелся во весь рост.

Даром, что командир и старослужащие бойцы взвода переползали открытые участки, Сергей не обращал внимания на их приказы, только пинки старших роняли его на особо опасных местах и приводили на какое-то время в чувство реальности. На пути встретили остатки 2 взвода 7 роты, которым командовал замполит. Двух своих товарищей они уже потеряли ранеными, а лейтенант — погиб. Судьба некоторых бойцов взвода была неизвестна, они лежали под огнем «духов» и не подавали признаки жизни.

Из рассказа Славика Ангина.

Я шел в паре с замполитом. Взвод растянулся по двойкам перпендикулярно насыпи дороги. Меняя пустой магазин в своей СВД (снайперская винтовка) на несколько шагов отстал от офицера. По обеим сторонам от нас на небольшом расстоянии шли товарищи. Замполит первым вышел на открытую площадку напротив руин одинокого поместья и в это мгновение оттуда в упор открыли огонь «духи». Очередь «срезала» офицера на месте,кто-то из наших был ранен, а я успел упасть за холмик и замер.

Не помню, сколько времен лежал неподвижно, потому что чувствовал, что душманы рядом. Они решили, что я убит, потому не обращали на меня внимания. Между занявшим оборону взводом, который остался без командира, и душманами, продолжалась перестрелка, а мне ничего не оставалось, как ожидать благоприятного момента. Краем глаза видел среди «духов» мелькание европейских лиц. Наемники были в очках и имели на голове зеленые веночки из винограда, для маскировки.

Так хотелось бросить им в подарок гранату, но пошевелиться не было малейшей возможности. К счастью, в атаку на засаду вышли «крокодилы». Под «шум» НУРСов и грохот их пушек успел переползти в более безопасное место и вернуться до своих товарищей.

Эти же самые вертолеты накрыли огнем не только душманов. Наш взвод, вышедший с боевого соприкосновения с засадой, занял круговую оборону в винограднике. Мы ожидали командира, что с двумя бойцами пошел вперед проверить остался ли кто-то еще из роты на этой стороне бетонки, как на головы посыпались НУРСы.

*** Мы не прятались от «крокодилов» (вертолеты МИ-24), а те, по-видимому, перепутали нас с врагами, потому что расстояние от позиций взвода до душманских не превышало несколько сотен метров. Такие обстрелы случались тогда часто, «вертушки» работали на больших высотах, остерегаясь «духовских» пулеметов и стингеров.

Несколько снарядов взорвались неподалеку. На бойцов посыпались осколки. Один из них больно ударил меня в колено. Но повезло, это были последние метры его полета и убийственной силы он уже не имел. Осколок серебристого металла диаметром около2 сантиметроведва не наделал большой беды. Не зная уже кого больше бояться, солдаты взвода попадали на дно виноградников. Обстрел своими, не прибавил оптимизма. Дождавшись командира, пересекли насыпь дороги, где соединился с остальными взводами роты.

За бетонкою из «шурави» находился теперь только убитый замполит … да еще душманы.Тело лейтенанта лежало недалеко от дороги, поэтому офицеры 7 роты, переговорив с комбатом, решили забрать его, атаковав противника. Была еще возможность пролезть по водосточной трубе под насыпью, но выход из нее был под прицельным огнем.

Взвод ПТВ подошел к месту боя. На другой стороне дороги группа старослужащих во главе с офицерами роты стремилась выйти к погибшему, вела интенсивную перестрелку. Но, продвинулись они только до открытой местности, и залегли за дувалом. Подойти ближе к телу и забрать его, не смогли, и сами попали в сложное положение. Несмотря на интенсивный огонь артиллерии, «духи» чувствовали себя слишком уверенно, имели хорошо укрепленные позиции и оставлять их не собирались.

Интенсивность пулеметно-гранатометного огня не позволяла сделать последний бросок. На помощь, через бетонку, к ним поползла сводная группа, куда кроме трех бойцов нашего взвода вошли два офицера и еще несколько старослужащих, из других подразделений роты. Остальные бойцы, в основном «молодые», ожидали за насыпью, охраняло выход из трубы. Командование решило не рисковать неопытными солдатами. Мы слышали как постепенно усиливается стрельба, видели, как пули рикошетили от полотна дороги.

Иногда, пролетали гранаты, которые не нашли цели с той стороны. Нас защищал многометровый слой земли, а тех, кто находился огне боя, лишь тонкий слой глины. Не получив «желанной добычи» в виде беззащитных «наливников», душманы решили сегодня всю злость выместить на пехоте. Дувал, за которым залегли наши старшие товарищи, беспощадно разрушался гранатами. Положение для ребят стало угрожающим. Забрать замполита в такой обстановке они не могли, а вот спасти еще одного лейтенанта, командира первого взвода, — Андрея, который шел на помощь группе и получил ранение, еще была возможность.

Из рассказа Андрея Чикина, взвод ПТВ.

Переползали через бетонку под плотным огнем. Пули попадали в полотно дороги, пролетали в считанных сантиметрах. Лишь прижимаясь лицом к бетонке, едва не цепляя ее щекой, доползли к обочине. Дальше на пути оказались заросли верблюжьей колючки. Мы то, народ привычный, потому, несмотря на колючие кусты, продолжали, ползти дальше, а лейтенант, всего месяц как прибыл сюда и еще не имел достаточного опыта. Офицер не захотел кланяться пулям и поднял голову. В этот миг ему в шею попала пуля. Вместо помощи мы тот час стали обузой для товарищей.

Раненый находился в тяжелом состоянии, а тут еще «духи» стали лупить по дувалу гранатами, методически его разрушая. Едва успевали перемещаться вдоль него, как куски глины на том месте, где секунду назад находился, разлетались вдребезги. Думал, что уже не выберемся. Потом увидели, как по бетонке подошли до десятка ротных БТРов, из всех пулеметов стреляя по позициям душманов. Выстоять в таком шквале огня, казалось, было невозможно, но едва лишь первый «броник» подошел к зоне обстрела, как в него полетели гранаты. Что случилось дальше, не видел, потому что мы рванули переползать назад, пока шквальный огонь пулеметов заставил «душар» замолчать.

По приказу комбата «броня» выкатилась вперед, обстреливая прямой наводкой позиции душманов. Первый бронетранспортер «поймал» три гранаты. Но экипажу сегодня неимоверно повезло, потому что ни одна из них не стала смертельной для машины. Одна попала в ящик с патронами, прикрепленный на башне и разнесла его вдребезги; вторая — в скобу для ног на корпусе, вырвав ее с «мясом»; третья — рикошетом улетела от брони, сбивая поручни. После того, как все бойцы передовой группы переползли на нашу сторону дороги, БТРы откатились назад.

Грустной процессией рота возвращалась к кишлаку Сенжерай, где нас ожидала бронегруппа и колонна наливников, которая благодаря жертвам пехоты уцелела. Четверо бойцов со всей возможной в наших условиях аккуратностью несли раненого. Лейтенант хрипел и тяжело стонал от боли. Потом около его рта появилась розовая пена, и он затих навсегда. Еще одного командира взвода и офицера, просто молодого двадцатитрехлетнего парня не стало в наших рядах.

Командир роты старлей Зайцев ладонью закрыл глаза погибшего, и никого не стесняясь, заплакал. Скупые мужские слезы оставляли на запыленном лице темные следы, издали напоминавшие струйки крови. Сегодня он лишился двух товарищей, очень близких и надежных друзей (мы об этом прекрасно знали). Ротный пошел одним из первых, не оглядываясь, салютуя погибшим из своего автомата.

Стреляные гильзы из автомата струей попадали ему в лицо, и отлетали, словно от камня, и, казалось, он их не замечал. Наверное, офицер сожалел, что не смог, несмотря на все наше преимущество в технике и вооружении, забрать погибшего товарища. Конечно, он мог поднять солдат в атаку, попробовать «выкурить духов» фланговой атакой, но тогда бы десятки бойцов нашли бы свою смерть в поле. Стоило ли рисковать их жизнью? Я думаю, замполит понял бы и поддержал его решение.

Так бесславно заканчивался день. Бомбоштурмовые удары продолжала наносить вызванная авиация, не стихал огонь артиллерии, и душманам было, неуверенно тоже, не сладко, но ничего не могло уменьшить тот позор, который только что испытали «шурави».

При подходе к БТРам внимание привлек оператор-наводчик первой машины. Его лицо светилось счастьем. Он что-то громко и эмоционально рассказывал товарищам и бойко жестикулировал руками.

*** Его можно понять, парень пережил наивысшее нервное напряжение, когда за какие-то минуты боя трижды находился за мгновение от смерти. Сегодня ему повезли — «Его Величество Случай». А что будет завтра???

Из того же таки «броника» высунулась голова Сергея М., которого взводный час назад отправил к бронегруппе. По иронии судьбы он попал в БТР, что был обстрелян. Вот и не верь после этого, что дуракам всегда везет. Сергею, по крайней мере, дважды за день, посчастливилось остаться невредимым.

Смеркалось, когда колонна Камазов-наливников вместе с подразделениями батальона вернулись назад, в «хозяйство» в пустыне.

*** Грустно и неприятно было на душе не только у меня, но и, по-видимому, у всех бойцов 7 роты. Одно радовало — «наливники» остались цели, свою задачу мы выполнили. Но какой ценой? Два лучших офицера заплатили жизнью за их сохранность. Стоило ли это железо таких потерь? Завтра мы вернемся на «Нагахан» и снова попробуем провести колонну КАМАЗов в «большое хозяйство».

Выходной.Восход солнца взвод встретил в «зеленке». Сегодня наш ПТВ усиленный третьим взводом роты, зашли возле первых дувалов Сенжерая и продвигались правой стороной от дороги, далеко углубляясь в сады и виноградники. Двигались, осторожно проверяя и простреливая каждое подозрительное место, велика была вероятность появления противопехотных мин и других заминированных сюрпризов. Правда, существовала почти стопроцентная уверенность в том, что на «духов» не натолкнемся, но лучше перестраховаться.

Часть роты вышла на вчерашнее место боя, а мы заходили в тыл позиций душманов, огибая Нагаханский поворот. Бетонку пересекли далеко позади памятного места. Вокруг господствовала неправдоподобная тишина и покой, просто не верилось, что вчера здесь разыгралась трагедия. Зелень виноградников настораживала, но в то же время убаюкивала легким покачиванием ветвей, сочностью красок. Преодолели руины нескольких имений, которые предварительно обработали из подствольных гранатометов (очень нужное оружие только начало появляться в войсках) и вошли в сухой арык.

Где-то здесь находились вчерашние позиции душманов. На пути стали попадаться увядшие веночки из виноградных листьев, которые еще вчера находились на головах врагов. Этой дорогой они, наверное, отходили. Не замешкались появиться и первые признаки позиций. Не удивительно, что вчера артиллерия выглядела бессильной — глубокие ниши в стенках арыка надежно защищали «духов». А спереди, позиция была совсем неприметной среди отвалов почвы. С расстояния в несколько метров огневую точку невозможно было визуально определить. Замечательное фортификационное сооружение!

Даже прямое попадание снаряда в отвал необязательно могло привести к гибели моджахеда. Этих ниш насчитали до десятка, но нигде не нашли ни одной стреляной гильзы. Навстречу нам двигались другие подразделения. Взвод повернул к дороге. Здесь, в тридцати метрах от насыпи, в винограднике, нашли свежевырытый блиндаж. Около него валялись использованные упаковки для гранатомета китайского производства. С этого места был подбит бронетранспортер саперов, который еще вчера оттянули к позициям артиллерии.

*** Невдалеке от выявленных позиций душманов, значительно позже, появиться сторожевая застава «Пилот», которая положит край обстрелам колон на Нагаханском повороте

Между тем, бойцы роты вышли к погибшему замполиту. Переживали не найти на месте голову лейтенанта, потому что душманы имели неблагородную привычку отрезать головы убитым, особенно, у командиров. Их они использовали для подтверждения смерти офицера, за что получали вознаграждение. Лейтенанту было немногим за двадцать, он был одет в обычный маскхалат и ничем от солдат не отличался. Поэтому, наверное, «духи» над телом особо не издевались, а просто заминировали. Причем, установили взрывное устройство на неизвлекаемость. Помня о «сюрпризах» врагов и чтобы не рисковать жизнью, солдаты, осмотрев тело и увидев следы минирования, привязали веревку к ноге лейтенанта. Взрывом труп разорвало пополам.

Путь автоколоннам на данном отрезке дороги был свободен. Не найдя ничего кроме следов присутствия душманов, уничтожив блиндаж и огневые точки в арыке, подразделения батальйона, снимаясь с позиций, вслед за колонной наливников, отправились в бригаду.

В «большое хозяйство» прибыли после обеда. Надеялись, что командование позаботилось о праздничном столе. Но зря. Народные гулянье происходили лишь на уровне подразделений, да и то в тех, где каптерщики об этом позаботились заранее, особенно в боевых взводах. Офицеры собирались компаниями в общежитии, а солдаты, прячась от дежурных, по взводам, пили «шурави фанту» и кто хотел, курил «план». Чаще, обычно употребляли легкие наркотики — «безопаснее» спрятать на случай проверки, да и достать легче. Вечером небо над бригадой разрезали автоматные и пулеметные очереди трассеров, полыхали яркими красками осветительные ракеты и мины.

С наслаждением упал на кровать. Наконец-то можно раздеться и снять автомат. Все такое родное и по-домашнему приятное. Вспомнил, что племяннику сегодня исполнился год, и порадовался за сестру. Эх, сейчас бы хоть краем глаза посмотреть на родню! Сон быстро овладел телом. Нервное напряжение и усталость прошедших дней обессилили его. Мы заснули спокойным сном, чувствуя себя в полной безопасности.

Источник статьи http://artofwar.ru/k/kadygrib_a_m/text_0020.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *